Архив за месяц: Май 2013

Страница 1 из 41234

начали поговаривать

Между тем начали поговаривать об отступлении французов. В последний день генерал обратился ко мне с вопросом: «Господин Вендрамини, имеете ли вы свободный вход в Кремль?» Я отвечал утвердительно. «Так не можете ли вы сделать мне услугу. Сходите туда, узнайте, выйдут ли сегодня французы или нет, и попросите у них французской водки. У нас нет ни капли, а между тем мы в ней сильно нуждаемся». Я немедленно отправился. Читать далее

сказал герцог

«В таком случае, — сказал герцог, подумав минуту, — он может остаться». — «Угодно ли вам будет, светлейший герцог, тотчас написать приказ?» — «Мне некогда, но я пришлю Лессепса, он напишет. Но я попрошу вас как можно скорее выйти из Кремля, потому что я повторю приказание не пускать туда женщин и детей». Господин Лессепс явился и написал следующую записку: «Любезный Кривцов, я должен с вами проститься. Поручаю вашему особенному покровительству семейство Вендрамини и всех несчастных французов, которых вам можно будет спасти». Читать далее

мы около Ул часа

Там просидели мы около Ул часа. Когда все утихло, я пошел осмотреть окрестности, но, не найдя никого, я снова предложил руку жене и Леонтине, и мы продолжали свое путешествие.


Около Кремля снова раздались крики: «Казаки! Казаки!» — и мы действительно увидали их выступление. Всякий спешил скрыться в Кремле, мы последовали общему примеру. Но в воротах толпа так сгустилась, что жена не в состоянии была удержаться за мою руку и выпустила ее. Она осталась позади и старалась догнать нас; вдруг часовой остановил ее, дерзко схватив за руку. Жена громко вскрикнула; один конногвардейский генерал, который находился вблизи, подъехал к нам и закричал солдату: «Негодяй! Как ты смеешь накладывать руку на женщину?» — «Я исполняю свою обязанность». — «Ты можешь исполнять свою обязанность, но не позволяй себе дерзостей, — и, обращаясь к жене, сказал: — Что вам угодно, сударыня?» — «Я хотела догнать мужа и дочь, которые прошли в Кремль». — «Проходите, сударыня!» Читать далее

Но, сударыня

— «Но, сударыня, не говорите об этом никому ни слова; наши находятся у стен этого города, и чрез несколько дней они будут здесь. Я выхлопочу для вас позволение генерала Тутолмина поместиться в одной из комнат Воспитательного дома, и если меня не увезут, я буду вашим защитником, но ни слова об этом». Совершенно успокоенная, она представила мне Кривцова и сказала: «Не трудись отыскивать лошадей, я не хочу уезжать». Возражение было бесполезно. Читать далее

Интересно было

Интересно было бы знать, какое впечатление произвел на него вид этого великого города, превращенного в пепел; не упрекнула ли его в ту минуту совесть: «Вот твое дело! Вот плоды твоей гордости, твоего честолюбия!» Но всем известно, что минуты, в которые сожаление было доступно его сердцу, были весьма редки. Он занимался гораздо более сбором нескольких трофеев, которые могли служить видимым доказательством его победы. Читать далее

где именно читал

Я теперь не помню, где именно читал, но, как мне кажется, в сочинениях госпожи Севинье рассказывается, что ее лицо имело свойство возбуждать к себе доверие и заставляло толпу обращаться к ней с просьбами: я смолоду, вероятно, имел такую же физиономию, потому что множество лиц обоего пола и различных возрастов обращались ко мне во всех случаях и, между прочим, с целью получения билетов для возвращения в деревню. Я старался приносить, сколько мог, пользы всем, не давая повода подозрениям, что я принадлежу к той или другой партии. Читать далее

Жена моя

Жена моя, перепуганная этим до крайности, стала умолять меня пойти за лошадьми и уехать во что бы то ни стало. Желая успокоить ее, я обещал исполнить все ее требования, но с твердым намерением ничего из этого не делать.


Со времени сосредоточения французов в Кремле беспорядок шел, постоянно возрастая. Город наполнялся людьми, выползавшими из подвалов, подобно муравьям из своих муравейников, и огромным количеством крестьян, являвшихся для грабежа и увозивших в свои села все, что казалось им пригодным. Леса превратились в настоящие ярмарки, где возможно было приобрести, по самым дешевым ценам, отличную мебель, бронзу, зеркала, фарфор и всевозможные вещи; это длилось до возвращения русской армии. Читать далее

Несколько уже дней

Несколько уже дней вышло повеление прекратить грабеж. Однако ж, проходя случайно мимо дома господина Власова, который, кажется, был брат солдата, спасенного мною из рук баварца, он обратился ко мне с просьбою избавить его от мародеров, намеревавшихся отнять у его семейства последний кусок хлеба и бедные пожитки их. Читать далее

Он получил

Он получил дозволение поселиться в Воспитательном доме, директором которого был господин Тутолмин, живший в постоянном страхе, что его возьмут в плен.


После того, как более двух третей города сделались жертвою пламени, принялись искать каких-нибудь развлечений и составили труппу для представлений из остатков существовавшей труппы и нескольких старых актеров в отставке, которые были столь малодушны согласиться, за что впоследствии они лишились своих пенсий. Читать далее

мое состояние

Тут было все мое состояние!» (он лгал, потому что обладал многими другими капиталами). По тону его голоса, по выражению его слов ясно было, что он подозревал господина Ториака в похищении его золотых. Последний, вне себя от гнева, взял заступ и сказал: «Милостивый государь! Мы не выйдем отсюда, не найдя ваших денег!» И он с лихорадочной деятельностью начал рыть землю: через две или три минуты на поверхности показался пояс, извиваясь, как змея. Господин Дамон с радостным криком кинулся на свое золото. Но взбешенный господин Ториак с пеною у рта поднял уже заступ, чтоб отвесить им удар по голове старого скряги. Я вступился за него и старался успокоить его, потом, обратившись к Дамону, посоветовал ему просить у Ториака прощения за его оскорбительные подозрения, что он исполнил на коленях. Неприятность этой сцены была усугублена тем, что дождь лил как из ведра и мы промокли до костей…

Страница 1 из 41234
Новости в стране и мире